Самая смешная история

Здравствуйте, люди добрые. Меня зовут Максим Филимонов, и сейчас будет история: с участием наркотиков, слёз, смерти, побега, врачей… Достойная сюжета Квентина Тарантино, обещаю!
Который, не далее, как недавно, анонсировал свой новый киношедевр «Однажды в Голливуде» с актёрами в главных ролях Бреда Питта и Леонардо ди Каприо. О-о, что они нам приготовили, надо посмотреть!
Так вот. Всё, что будет изложено ниже, является чистой правдой, произошедшей непосредственно со мной и очень давно. Меня часто просят описать эту историю на бумаге, и видимо её время пришло.
Итак.
В далёком, примерно, 1999-м году, когда я был свободным студентиком сразу двух учебных заведений, в один из солнечных летних дней, позанимавшись своей любимой ди-джеевской музыкой, я пошёл не к подружке, а… платить абонентское обслуживание за пейджер.
Так, отступление: что такое пейджер. Это электронное переносное устройство, предшественник мобильного телефона, который работал путём получения сообщений (ну, как сейчас, смс, например). Сообщения надиктовывались оператору, находящемуся на городском телефоне (мобильных, уточню, в те времена, ещё не было); потом весь этот текст по воздуху прилетал ко мне.
Отправился я в МобилТелеком пешком, потому что: откуда у студента деньги на проезд, только 250 руб. на пейджинговую связь, и ни копейки больше. И мне повезло, что офис компании находился недалеко. Напомню: светило солнышко, было приятно, а я радовался, как будто последний раз в жизни. Что, в-общем-то, и намечалось!
Сделав своё несложное дело, я попёрся довольный домой, и вот, где-то посередине пути, увидел Брянскую Областную Стоматологическую поликлинику. Хм, всё равно делать нечего, подумал я, дай-ка зайду туда и узнаю, как правильно становиться в очередь для пломбировки зуба, вроде как мне нужна эта услуга. Зашёл, и тут карты сложились так, что меня сразу направили к врачу — без номерков, без предварительной записи.
Областная поликлиника огромная. Там пять этажей и куча отделений. В большом кабинете, куда попал я, стояли зубоврачебные кресла, и обслуживались там сразу несколько пациентов. Может, человека четыре, может, три, что-то около того, а может и больше. Я водрузился на свой трон, открыл пасть, и туда забралась молодая врач. Поковырявшись у меня во рту, она сказала, что будем делать пломбу, и прямо сейчас. Хотя я к такому повороту событий готов не был: зашёл ведь только поинтересоваться. Но раз так «подфартило», воспользуюсь халявкой.
— Зуб сложный, так что будем удалять нерв, с помощью анестезии, — сказал рот, скрытый за белой повязкой.
Я в ответ непонимающе молчал: ну, будем, так будем.
— делали когда-нибудь обезболивающие уколы? Есть аллергия?
Даже не думая, я абсолютно честно ответил, что никогда на себе не испытывал местной анестезии, а чихать могу только при встрече с киской.
— Ну ладно, ты молодой, всё стерпишь, поехали, — сказала девушка-врач и вонзила в мою десну иглу.
— Вот бл.дь, в ответ хотел сказать я, но смог выразить свою идею только большими глазами…
Уххх. Ненавижу уколы. Это сейчас их делают в больницах незаметненько, а раньше, практически, как ножом — на поле боя.
— Ну вот, молодчинка, иди теперь на стульчике посиди, пока начнёт заморозка действовать, а я инструменты приготовлю, — сказала врач, совершенно не подозревая, что они ей ближайшие сутки, а то и больше, не понадобятся…
И, да!…
Потихоньку, глядя на огромный кабинет, я стал замечать, что окружающий меня мир, начал меняться. Вначале пошло искажение по яркости, потом появился шум в ушах, звон, подходила тошнота, мне становилось жарко… Стул был больше не удобен…
— Я на полу поси.. — единственно, что успел выговорить я, как вдруг мирской свет… погас!

— Что за х.ня? — была следующая моя мысль на полу, когда на фоне белого потолка, я увидел склонившихся надо мной врачей. Они что-то уже несколько минут делали в своей врачебной суматохе, моя же лечащая девушка стояла в стороне, её по всей видимости, успокаивали. Я попытался встать, но мне не разрешили это делать…
А «х.ня» была ни что иное, как анафилактический шок, вызванный введением чужеродных лекарственных средств, в моём случае — новокаина.
Мне данное положение вещей вообще не нравилось, так как я не привык лежать на полу в окружении людей, и я пытался что-либо разузнать… Конечно же, со мной тогда не секретничали, но намного позже, я узнал, что со мной приключилась клиническая смерть, и все факты её были на лицо, о чём я вам не расскажу. Уж, простите.
А знаете, почему мне не давали подняться? Потому что, все ждали врача… С ампулой и шприцом… И когда он появился, я заметил приготовление к новому уколу, а может и не одному… У меня искали вены, чего-то там зажимали…
— Может не надо? — откуда-то из глубины своего не восстановленного сознания искренне спросил я…
— Лучше не разговаривай, у тебя мало сил, — услышал я совет, и увидел вонзившуюся в меня иглу…
мирской свет для меня погас второй раз, уже намного быстрее и предсказуемей, чем в первый…



— ой, бл.ть, как же х.ёво жить, — подумал я открывая глаза. И да! Я снова вернулся из своей прекрасной очередной клинической смерти на всё тот же пол в зубоврачебном кабинете. По-моему, там, на том свете, было неплохо, — пронеслось у меня в голове…
А! Могу вас точно уверить, что пациенты, которые находились на стоматологических креслах с открытыми ртами, свинтили из клиники, скорее всего со словами «нуегонах» ещё во время моего первого отправления к всевышнему… Ну, может быть не все, но после второй отключки, точно больных ветром сдуло. Ну, если честно, врачам было уже не до них, потому что тут вон чё происходит, и этот факт был не оспорим.
Я тяжело выдохнул, увидев и оценив ситуацию… Хотелось сказать: ну я же предупреждал… Но этого делать я уже не мог. Да и не хотел. Я хотел только уйти куда-нибудь, или уползти под стол, ибо, замучали.
Кстати, никаких притензий к врачам. Я со смехом вспоминаю ту историю, она очень прикольная и ещё не окончилась…
— Здравствуйте, — вдруг сказал мужской голос с чемоданом в руках и стаей новых врачей в окружении себя. Прибыла реанимация.
Ему наперебой стали рассказывать случившееся, а девушка, которая хотела полечить мне зуб, рассказывать ничего не могла, она плакала в стороне.
— ладно, понятно, — сказал мужчина-врач доставая шприц с ампулами, мы сейчас сделаем ему укол, и повезём в больницу…
— Вот же ж, люди, — подумал я, нихрена их жизнь не учит… А вслух, еле поворачивая языком прошептал: сил у меня нет, но если попробуешь уколоть, ударю, как смогу. И сжал свой слабенький кулачёк…
Врач, понятное дело, понял, что этот клиент на полу, жить сильно хочет, и будет бороться за неё, за жизнюшку свою, как сможет, поэтому вполне разумно отменил введение в тело нового раствора, а меня водрузили на носилки, и вперёд, куда-то там, в новую уже настоящую большую больницу…
Вроде бы, тут и история должна бы закончиться, но нет. А знаете почему?
Потому что врачи, во время одного из спасательных уколов ввели в меня средство, содержащее наркотическое вещество. ПараПараПам!

И оно, сука, начало действовать не сразу, а уже в больничке, на койке, в палате с какими-то пациентами…
Был вечер.
За окном темнело.
Я лежал, офигевший от произошедшего, закрытый простынью с головой: я там прятался. Жизнь моя вроде как налаживалась, и мне было всё лучше и лучше. Мысли в голове роились пчелиной семьёй.
Где-то с соседних коек доносились мужские басы, они спокойно разговаривали, обсуждая что-то. По голосу я понимал, что в палате я — самый молодой, а мои новые соседи — вполне взрослые, серьёзные такие люди.
Я размышлял о том, как хрупок человеческий мир, как тонка грань между жизнью и смертью, как ни хрена себе за пейджер вышел оплатить, как что мне делать без денег, без одежды, как сколько у меня сейчас неизвестных для меня проблем, и надо что-то с этим делать…
делать!
Сказал я себе и встал с койки.
На меня посмотрели 6 пар глаз, и даже спросили что-то, но для меня это не имело никакого значения. Я вышел на середину палаты, и абсолютно беспрекословным голосом сказал: вставайте, друзья!..
Я больше не помню никогда в своей жизни, чтобы у меня было столько энергии, и точного понимания, что надо делать. Это было, как спасение мира, и меня уже нельзя было остановить…
Мужчины переглянулись, и моему тону не возможно было возражать. Это вот знаете, наверно, как Путин сейчас зашёл бы к вам в комнату, и сказал: встаньте. И вы бы это выполнили. Ну даже, может и не так, но у меня реально была настолько полная уверенность ВО ВСЁМ, что я мог бы поднять всемирное восстание, если бы была такая цель…
— Вставайте, вставайте, говорил я, подбадривая их положительными возгласами, а они, ничего не понимая, покидали свои лежачие места.
Идите, все ко мне, сюда, ближе, ближе, давайте сейчас станем ровно в одну линейку, и постарайтесь занять свои места по росту…
Я говорил, говорил, а они делали, делали, и вот когда передо мной стоял мой бравый больничный отряд, беспрекословно выполняющий команды, словно щенята, прозвучала главная команда:
— протягиваем руки вперёд, и приседаем!…


Это была полная жопа, друзья, полнейшая. Я не знаю, какая наркотическая субстанция копошилась в моём теле, но она творила чудеса и со мной, и с окружающим меня миром.

По какой-то невероятной случайности, я в тот вечер встретил своего друга, который типа косил от армии, и отлёживался в больнице. Отлежаться ему не удалось, в результате, долг Родине он всё-таки отдал, но в тот вечер он мне в курительном коридоре предложил марихуаны. Спасибо, — я сказал ему абсолютно откровенно, — мне не надо, меня прёт очень замечательно.
И это была правда!

А на следующее утро, меня уже ждали куча процедур и таблеток: меня там чего-то от чего-то… Но к врачам, как и к лекарствам, я как тогда, так и сейчас отношусь крайне скептически, поэтому зайдя к глав.врачу как можно пораньше, спросил его: а можно я не буду принимать лекарства? Она сказала, что я обязан пить, всё что мне прописано, и вот тебе 15 таблеток. Я положил их незаметно в карман.
А через 30 минут на входе больницы стояло такси, ожидавшее меня, и подружка, которая в тайне вынесла какие-то мои скромные вещички из палаты. Ну, а я, разумеется, сбежал из больницы через другой выход.
Ухх.
Когда через неделю я снова вернулся в ту же стоматологичку, к той же врачихе, только уже по предварительной записи и с номерком, ну вы понимаете, что она первым делом хотела законно послать меня нах. Но я её уговорил. И она выдернула мне зубной корень без применения заморозки, на живую. Я не пикнул, а она сказала, что я — ненормальный!
Всё.
🙂
Спасибо врачам за наше здоровье!
пс. на фото я — в том возрасте с пейджером!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *